Each experience is unique
 

                                                                                                                                                             В горах нет ни честности, ни коварства. Они просто опасны.
                                                                                                                                                                                                                         Рейнхольд Месснер

  Вы когда-нибудь крутили яхтенную лебёдку? Ту, которой поднимают парус. В первые секунды сделать это кажется очень легко и думаешь, что так и будет продолжаться до самого конца, но парус имеет треугольную форму и по мере подъема его площадь с каждым мгновением увеличивается. Усилие растет экспоненциально и каждый новый виток линя на барабане отнимает в разы больше сил, чем предыдущий. И сопоставить усилие в конце подъема с тем, что было в начале, оказывается очень сложной задачей. Так происходит и при подъеме на вершину…

Главный Кавказский хребет

  Это не попытка описать восхождение – их много в интернете, да и почти все они увенчались успехом, это отдельно взятая неудачная попытка двух людей, по сути дела почти не бывавших в горах, один из которых считал, что подняться на Эльбрус будет достаточно просто. Просто не оказалось.

На пути от Азау к "Бочкам"

  Октябрь был выбран не случайно – на Эльбрус в это время ходит совсем мало людей, да и погодные условия становятся интереснее: сама погода становится переменчивой, а склоны выше 3000 м уже покрываются снегом.

- А из нашего окна площадь красная видна! А из вашего окошка...

  На приюте ”Бочки” (3750 м) мы провели 5 дней в ожидании погоды. Каждый день повторял предыдущий. Все пять дней мело, снега становилось все больше, ветер ревел и гудел эти дни, легонько потряхивая домик, в котором мы жили, и лишь иногда днем затихая на несколько часов. В эти периоды затишья наш двуглавый хозяин на некоторое время показывался в просветах облаков, как бы смеясь над нашими жалкими попытками покорить его. Даже терскольские бойцы МЧС из-за непогоды! закрыли свою хижину у подножия скальных гряд и пешком спустились в долину. Первый же акклиматизационный выход почти по пояс в снегу по склону горы и в условиях видимости от 50 до 100 м показал, что добраться до вершины в эти дни нам поможет лишь очень удачное стечение обстоятельств.  Каждый шаг давался с большим трудом, следы заметало моментально. Спустя пару дней “удачное стечение обстоятельств” уже отождествлялось со словом ”чудо” ввиду непрекращающихся метелей и все прибывающего снега. И это ”чудо” явилось нам в виде хозяина одной из отстоящих от основных ”бочек” – Асхада, его железного питомца под названием ратрак и прогноза погоды, который давал нам один шанс за всю неделю – промежуток в несколько часов без облачности: начиная с вечера накануне и до 14-15 часов пополудни в день восхождения. Ратрак мог забросить нас на скалы Пастухова (4600-4700 м), где снег уже был плотный, а новый выпавший снег сносило сильными ветрами и где нам не пришлось бы пробивать себе дорогу. Асхад должен был везти туда четырех человек, которые до этого дня ждали погоду внизу на поляне Азау и мы договорились, что он берет нас с собой. Еще двое – Оксана и Чатур шли от ”Бочек” пешком, готовились к восьмитысячникам Гималаев. Все было на нашей стороне в тот вечер.

Накануне вечером Эльбрус казался доступенЅ

  Я вышел на крыльцо нашего домика – все небо было усыпано звездами, дул свежий, холодный и сильный ветер, гудел и завывал в ущельях, пел свою многодневную песню. Воздух был как всегда чист и свеж, этакий дистиллированный воздух, без примеси каких либо запахов. Такой воздух всегда бывает в самолете перед прыжком, на 4000 м, когда открывают двери рампы. Небо чистое – хороший знак, значит прогноз погоды был верен и мы сможем… Уже совсем скоро и ждать осталось недолго…

Трещины на склоне

 
  Луч света от фонарика упал в пяти метрах от меня, а из-за угла появился человек. К нам? Но мы не ждем никого… Это был Асхад. Он сел на край кровати, и, помолчав немного, сообщил, что солярка в его ратраке замёрзла. Он набивал дорогу за Приют 11, ставил вешки, и у Приюта топливо в системе замерзло. На улице было – 24, а топливо - летнее. Ключей от других ратраков у Асхада не было, а включать канатку для того, чтобы спуститься в Азау за ключами, не разрешили. Сказать, что надежды рухнули – это ничего не сказать. Тем более что окно погоды по прогнозу сузилось часа на три и в 11-12 часов дня начинались снежные ливни, значит, на вершине нужно быть хотя бы в 10, а по такому снегу и с нашей неважной подготовкой дойти от ”Бочек” пешком было почти нереально в данных условиях. Но идти нужно, вернее нельзя не идти. Дойдем докуда сможем – решили мы. Спать еще не ложились, хотя выспаться было необходимо, лечь смогли только часам к 10, да и спать не хотелось совсем после произошедшего. Съев по банке тушенки (очень, я вам скажу, неправильная пища перед подъемом, пожалуй, самая неправильная из всех, какие можно придумать), проворочавшись в полузабытьи пару-тройку часов, мы начали собираться – выходить решили в 2 ночи. Термики, поларки, пуховки, обувь…, застегиваем и зашнуровываем “кошки”, перчатки, сверху верхонки, пуховка, заклеиваем открытые участки лица пластырем, очки, предварительно натертые мылом, балаклава, перешнуровываем низ штанов, чтобы не попадал снег, шапка, ледоруб, рюкзак и выпрошенные у Асхада треккинговые палки – мы готовы к выходу в открытый космос.

  А дальше… Во время попытки штурма не было ничего экстраординарного, были просто необычные условия, в которых мы находились. Было ощущение того, что передвигаешься по другой планете, был сильный боковой ветер, из-за которого начал замерзать левый глаз, пришлось его закрыть и заслонить рукавицей, были неясные следы напарника сквозь напрочь заледеневшие очки, были огромные тени его перчаток от фонарика на снегу, был глубокий снег по колено, который нужно было пробивать каждый раз, чтобы переставить ногу, был Приют Одиннадцати, стоя в двадцати метрах от которого мы не могли из-за ветра и снега понять что это – скала или здание, был горячий чай из термоса в Приюте, замерзший асхадовский ратрак недалеко от него и ветреный рассвет… и спуск…

Спуск

  Мы могли на ратраке доехать до скал Пастухова. Но видимо, кому-то было неугодно это. И кто знает, до какой точки мы смогли бы дойти в тот день и как бы вернулись в начавшейся утром метели. Да и все-таки на вершину нужно идти пешком, без помощи технических средств. В тот день Эльбрус  никого из восходителей не пустил на свою вершину…

Во время спуска

Такое вот облако сопровождало нас по пути вниз

  На стене в нашем приюте была надпись - each experience is unique. Она поддержала в тот момент, когда к нам накануне пришел Асхад и сказал, что ратрака нет. В тот момент я понял, что вернусь сюда снова. Когда? Не знаю, но хочется надеяться, что достаточно скоро. А еще логика теперь подсказывает, что альпинизм, по большей части – это спорт головы, здесь не все решается на голом энтузиазме и без подготовки.

До встречи

  И еще. Я не знаю, почему люди идут в горы. Да, там красиво, там бывает опасно, там свобода и другой мир, там проявляются в людях невидимые на равнине качества, а еще… а еще иногда в горах можно просто помолчать... Но для меня горы сейчас – это соревнование. Ты или гора. Все предельно просто.


  Просто в этот раз гора оказалась сильнее.

28 ноября 2010
Санкт-Петербург


  Огромное спасибо Алексею Храброву, с которым мы все это вместе прошли и без которого эта поездка не состоялась бы. 

Другие истории в разделе Статьи (Articles)